Авторизация

Используйте для логина данные, с которыми вы зарегистрировались на форуме
Новый пользователь? Зарегистрироваться
Загогулина

«Загогулина, понимаешь» (с)


     C большим интересом рассматривал я на карте эту загогулину, которую образовывала просека и старая дорога. Деревень рядом не было, она часто пересекала штрихи болот и коричневые изгибы возвышенностей. Наверное, это гряды со старым ельником и березами между болот, места рябчика, да и другой боровой птицы, представлялось мне.
     Подготовка к походу заняла немного времени. Хлеб, сало, луковица – надежный и испытанный паек, термос с чаем, десяток патронов, плащ, фонарик для обратной дороги.
     Стоит сказать, что в предыдущий день я уже прошел по заветным рябчиным местам. Рябчика не было. Не то, что мало, его не было вообще. Ни отзывался на манок, ни выпархивал из елок, не поднимался с земли с гулким «трррр».  На манок пришла только злющая одичавшая лайка. Услышав как по лесу ко мне бежит зверь, я вложил в ружье  картечь ( два патрона картечи я всегда ношу на случай встречи с волком, он тоже приходит на манок, надеясь поживиться, да при обороне от медведя вблизи, говорят это самый лучший заряд ), но когда она выскочила на меня из кустов в 5 метрах, я не выстрелил,а крикнул от неожиданности. Лайка зарычала и кинулась назад. Ни свист, ни «На! На! тю-тю-тю», ни «ко мне» ничего не дали. Собаки уже не было, а рябчика не было совсем. Но ведь не мог же он вымереть или улететь на юг? В конце сентября, по Сабанееву, начинают распадаться выводки и птица кормится на ягодниках. Что же любят рябчики? Бруснику, пишет Леонид Павлович.
      Иду к соседке, бабушке Далидовихе. Несу ей заказанные покупки из города. « За Коньки ступай, там бруснику брала, хорошее место. Машнаки там подымаются – здааровые, черные, а раз медведь пужанул. После этого одна не хожу за ягодой, у двоих, у троих аукаемся». Машнаки мне, конечно, ни к чему, редкие они, лицензия на них нужна, да и по вкусу не многим. Очень уж сильно у глухаря пахнет мясо хвоей. Бабушкин брусничник лежит поперек загогулины.

 

   Наутро я подхожу к реке, в договоренное время и меня перевозит на ту сторону пасечник. На брусничник можно выйти через заброшенную деревню, в которой остался всего один дом, а можно по загогулине, так короче. Несколько минут по кустам вдоль реки, пересекаю небольшое поле и вхожу в лес. Начало просеки и как с порога спускаюсь вниз в еловую болотину захламленную валежинами. Заряжаю в один ствол шестерку, а во второй патрон со слабой навеской пороха и дроби, на случай если стрелять нужно будет накоротке.  Прочавкал по грязи и вот просвет за которым начинается ягодник. Выхожу на опушку. Передо мной большая старая делянка заросшая березками, на кочках мох, кукушкин лен, вереск и блестят темно-зеленым глянцем листочки брусники. Хороший урожай, пробую. Ягода уже начала бродить, значит, рябчик немного пьян. Очень хорошо. Это мне на руку.
     «Фррррр»! «Фррррр»! Поднимается за березками выводок! Ура, есть рябчик! Летят в густой ельник. Выводок взлетел вне видимости, но вот один петушок бежит между кочек, да как быстро! Вскидываю ружье, веду за ним, бах! Есть! За кочкой трепещет серое крылышко. Заряжаю новый патрон, подхожу. Молодой рябчик уже ростом со взрослого петушка. Хохолок, красные бровки, черная «почка» на подбородке, у самочки этого нет. Ну, с полем! Привязываю за покрытые перышкам цевки к рюкзаку, пусть остынет на воздухе. Прохожу мимо ельника в который влетел выводок. В глубине «грохочут», слетая с елок. Иду дальше – с каждого выводка буду стрелять не больше одного. Загогулина только началась, интересно найти еще места выводков, а на этих я еще поохочусь поздней осенью. Ведь они живут в свих любимых уголках леса и редко куда-то переселяются. Там где сейчас выводок, останется пара старых, а молодняк полетит осваивать новые места поблизости.
     Путь проходит по границе болота и низкорослого сосенника. В глубине ягодника забулькали, зашипели тетерева. Осеннее токование. Ягода ведь забродила!
     Рябчик очень любит густые елки, это его дом. Отлучаться далеко он не хочет и на ягодник слетает недалеко, так что бы быстро можно было вернуться. Среди елок должна быть береза –  зимний корм ее почки и уж если совсем хорошо, то еще и ручеек. Тогда у него полный покой.
     Вот и первая гряда – действительно еловая. За грядой опять начинаются кочки с пятнами брусники.  Опять поднимается выводок и опять его не видно. Обхожу место, куда поднялись рябчики. Теперь их нужно разогнать. Лезу в густые елки, под ногами вывороченные пни, стволы, сучья. Такой захламленный лес любимое место этой курочки.
     По очереди разлетаются кто-куда. Это мне и нужно. Выбираю удобное бревно и сажусь рядом с ельником. За спиной выворотень и открытое место, впереди несколько елок. Начинаю свистеть  по памяти. «Пиииу, тиу-ти-ти». Говорят, что нужно как-бы говорить «Пяять, пять тетеревят», но у меня так не выходит. Через две минуты неожиданно отзывается совсем рядом. Тиииу – тииу-ти-ти-ти, трель в конце - как будто серебряная монетка покатилась. С  таким изяществом выводит, что мне неудобно за свой нелепый свист. Но ничего, продолжает со мной говорить. Между песенками нужно делать длинные паузы, минута, две, не меньше. Таким манером беседуем несколько минут. Не летит. Я замолкаю и он молчит. Поднимаюсь и приближаюсь к нему полукругом.  Из кроны ели вылетает два рябчика. Замечаю куда садится один из них и не сводя глаз с этого места медленно приближаюсь. Подкрадываться не получается, вокруг бурелом. Наконец замечаю силуэт рябчика на ветке. Голова вытянута, готовится взлететь. Выстрел. Ух какой же он громкий посреди тишины леса!  Рябчик замирает и перебирая ветви падает под дерево. Замечаю дерево, иду. Не могу найти. Наконец, в метре от меня вздрагивает крылышко. Как здорово маскирует  пестрая окраска. Это рябушка. Приглаживаю перышки, любуюсь.  Запоминаю место выводка, иду дальше.   
       Загогулина поднимается на высокую гряду, под крутым склоном большое клюквенное болото с маленькими сосновыми островками. Нацеливаюсь на островки. Из первого же вылетает тетерев. У нас на тетерева нужна лицензия. Хоть и хочется выстрелить, но слыша булькающие чуть более редкие чем у рябчика хлопки крыльев, провожаю его стволами и мысленно стреляю. Тетерев  падает в моем воображении. С полем!
     Из следующего островка подымается  еще несколько тетеревов. Даже не целюсь. Не моя добыча.  На одном из островов почти наступаю на  большой  боровик. Совершенно чистый, укладываю его в рюкзак. Дальше  глаз уже сам высматривает грибы. Вот подосиновики, маленькие крепкие бабки и еще белые. А ведь последние теплые деньки. Потом и не будет грибов. Становлюсь на грибную тропу и за несколько минут набиваю целлофановый мешок. В пяти метрах поднимается глухарь – вот он «машнак, здааровый, черный». Мешок с буханками грибов под кочку, сверху пучок мха, ориентир высокий обломанный пень.
За болотом начинается тайга. Просека завалена, подтоплена и, кажется, непроходима. Но если  хочется пройти, то можно и пройти. Вскоре я на старой дороге. Посреди глухого урема небольшой пригорок засыпанный красными листиками осины. Привал, чай, перекус. А ноги то гудят уже. Снимаю сапоги, одеваю взамен взопревших сухие носки. Пока пью чай свищу в маночек. Отзывается. Допиваю чай и слышу как он «взорвался», летит. Тихонько беру ружьё. Петушок подлетает и садиться в двух метрах от левого плеча. Подлетая он меня уже увидел, но если он нацелился куда-то сесть, то сядет и уж секундочку посидит, такая у него обстоятельная натура. Стволы тут же уперлись в него. Как же стрелять?  В голову? Жалко портить трофей. В долгих раздумьях проходит эта секунда. Наконец она кончается, рябчик слетает, короткая поводка, можно бить… дробь сбивает со ствола толстенной ели чешуйки коры. Не судьба.
      По дороге идти гораздо легче чем по просеке. Опять поднимаю выводок. Свищу,  ко мне перебежками подкрадывается гибкая пушистая кошка. Соболь? Какой соболь в Беларуси? Куница! Заметила и молнией в кусты.  Выглядываю из-за ствола. Пока я наблюдал за куницей, рябец прилетел и высматривает меня. После выстрела сразу нахожу его на мху.
На песке след большого лося. Ищет с кем пободаться. Если привяжется, то  без первого выстрела  в воздух не обойтись.
     Деревянный мостик через ручей. С бережка взлетает большой рябчик и за секунду исчезает в домике из елок. «Чик-чик, я в домике» думает он. «А мы идем к вам» думаю я и шагаю в елки. «Трррр». Раз хозяин улетел, то  можно уже выбираться. Становлюсь на дороге за большим деревом. Снимаю рюкзак, отдыхаю, жду некоторое время, маню. Замолкаю. Через две минуты большой старый петушек облетел меня вокруг и сел в верхушку густой елочки. Не думал, что можно будет его так легко обмануть. Стреляю в верхушку. Кувыркаясь по веткам, втыкается в мох, только хвостик торчит.
Время уже к вечеру, до конца дороги еще много километров. Где-то в болотах на севере теряются ее «кривые рельсы». Будут  манить меня новыми  глухими местами.
     Укладываю добычу в рюкзак и иду назад напрямки, так чтобы выйти к спрятанным грибам. Яркое вечернее солнце  служит отличным ориентиром. На закате узнаю обломанный высокий пень. Надо же, не заблудился.
     Туман накрывает реку, когда пасечник плывет за мной. Аукаемся, фонарик он замечает уже совсем близко.
    «Тииу, тиу-ти-ти-ти» слышится мне в скрипе весла.

 

Автор: Владимир А

Рябчик где-то здесь

Рябчик где-то здесь

Ручей в лесу

Ручей в лесу

Рябчиный дом

Рябчиный дом

Рябчики с грибами

Рябчики с грибами

 
Êàòàëîã TUT.BY